Андрей Данилко в Нью-Йорке: «Станет ли Верка Сердючка американской звездой?»

Рейтинг:  / 0
ПлохоСупер 

Неделя моды в Нью-Йорке не обошлась без популярной артистки Верки Сердючки. Украинская звезда посещает мировой мегаполис уже второй раз за последние месяцы (в марте Андрей Данилко приезжал Нью-Йорк на премьеру голливудской комедии Пола Фейга «Шпионка» (Spy) c Джейсоном Стейтемом и Джудом Лоу).
В этой картине, собравшей в прокате 236 миллионов долларов, Данилко сыграл эпизодическую роль в образе Верки Сердючки. Станет ли Верка Сердючка теперь уже американской звездой?
Верка Сердючка в Нью Йорке

 

«Форум» встретился с артистом в гостинице в Нью-Йорке, чтобы расспросить о том, станет ли Верка Сердючка теперь уже американской звездой. Номер Андрея Данилко оказался более чем скромный, как и сам Андрей.

Вы зачастили в Нью-Йорк. Слава «Шпионки» не отпускает?

Мы старались никому об этом не рассказывать, так как роль в фильме эпизодическая. Уверены были, что, сообщив, столкнемся с критикой именно этого момента, – мол, слишком много внимания, а ведь там всего несколько секунд. Но новость разошлась, и увидевшие фильм были приятно удивлены тем, что в абсолютно американском фильме вдруг столкнулось два мира: типично экранный – с известными по американским фильмам актерами, и такой понятный и родной – с Сердючкой, пусть и в эпизоде.

Как досталась роль?

Мы были очень удивлены, что нас пригласили. Это ведь роль – камео – приглашенной звезды, когда играешь самого себя. Когда поступило предложение, я поинтересовался только, где проходят съемки и заплатят ли нам за это? Мы даже не знали, о чем фильм. На решение повлияло то, что съемки проходят в Будапеште, где мы с Инкой (Инна Белоконь, играет роль мамы Верки Сердючки, вне сцены Инну и Андрея связывает давняя дружба, еще со времен полтавского училища) никогда не были, и что там есть отличные пивные, которые хоть раз в жизни стоило бы посетить.

Вы снимались в мюзиклах в России и Украине. В чем отличие съемок с голливудскими знаменитостями первой величины?

Это было два сьемочных дня, все прошло легко и спокойно. Меня поразил подход: есть задача, нет проволочек – никто не забудет вставить лампочки, как у нас, или заправить аккумулятор. Съемки продолжаются до семи вечера, чтобы актер имел возможность выспаться, отдохнуть и свежим приступить к съемкам на следующий день. У нас обычно все с ног на голову: для начала тебя как следует вымотают, а к шести утра начнут снимать крупные планы. Под нас, кстати, немного переписали и расширили эпизод, да и мы привнесли немного своих идей. Все, что происходило –  абсолютно моя рабочая ситуация и мой подход. Плюс в пивную сходили, так что воспоминания шикарные.

Верка Сердючка в Нью Йорке

Как прошла премьера, пообщались ли со звездными коллегами? Возможно, получили новые предложения?

Старался не перетягивать внимание: к нам ведь, по понятным причинам, все бегут за фото и комментариями – все блестит, как тут удержаться. По отношению к другим это не очень корректно, поэтому мы стараемся всегда прийти, сделать пару фотографий и удалиться. Но мне очень понравилось, что они правильно восприняли Сердючку, что это не сало и цибуля или сиськи и колготки. Им интересен персонаж, который за двадцать лет, конечно, очень изменился. Развитие персонажа шло с зачуханной проводницы-жлобихи – к артистке, певице со своим шоу, потом “Евровидение”, а теперь она голливудская звезда.

И если бы она стала мировой звездой, это было бы именно то, что нужно.

Верка Сердючка в Нью Йорке Шпион

Нынешний приезд – это промо-тур перед гастрольным туром по Америке?

Это рабочая поездка и встречи с теми людьми, которые заинтересованы в новых проектах с нами. Присматривались друг к другу, у кого какие планы и что мы можем делать вместе.

То есть это не разговоры о выступлениях на Брайтоне, а возможные коллаборации с американцами?

Я бы не придавал негативного оттенка Брайтону, но это были другие встречи. Я приехал, чтобы понять, как они воспринимают Сердючку и ее маму.

И, конечно, им абсолютно понятны оба персонажа. Тут есть и драма несложившейся личной жизни у обеих, и оптимистичный настрой на то, что все наладится. Сердючка – это мультик, и он им понятен.

Сердючка и мама, как Винни-Пух и Пятачок, один придумывает какую-то **рню, а другой за ним ходит.

Верка Сердючка с мамой в Нью Йорке

Вы думаете, людям с западным менталитетом понятна такая история?

Если бы она была им непонятна, они не пригласили бы нас в фильм «Шпионка», тут есть абсолютно четкое восприятие этой звезды на голове у персонажа, которого я играю. Верка играет эту звезду, и ею становится по иронии судьбы. Даже публика, которая была на массовке в Будапеште, завелась с полоборота, все подпевали. Сердючка – это очень понятно всем, вне зависимости от менталитета, как мне кажется.

В Нью-Йорке вы были на показах на неделе моды.  Это — часть пиара для продвижения персонажа?

У нас нет никакого пиара, все происходит само собой. Есть много домыслов и людей, которые пишут от нас обращения к нации или взывают из социальных сетей, где меня нет и не было. Есть там, конечно, и много положительного, но

я никогда не понимал постов типа «а ем банан, а вы?».

У меня нет на это времени. Мы были на двух показах не супер-именитых дизайнеров и завязали с этим. Это не мое, не понимаю я в моде. Да и  выглядело это так, как будто двух обезьянок запустили в зал (Сердючку и ее маму), все бежали фотографироваться, кто знает и кто нет. Встали для фотографий, сели, встали, сели…

Верка Сердючка на показе мод в Нью-Йорке

В вашу первую поездку в Америку – что запомнилось, что видели? И какой город стал любимым после стольких поездок по Америке за много лет?

Конечно, Нью-Йорк, конечно Манхэттен. Первый приезд был тоже сюда, ровно через месяц после катастрофы с башнями-близнецами. Как только приехали, сразу туда пошли. Еще даже запах гари стоял. Конечно, у всех испортилось настроение на всю поездку.  Ну и, разумеется, любой человек, который попадает в Америку, открывает рот от этих огней, зданий и масштабов.

Какие места обязательно посещаете, приезжая в Нью-Йорк?

Поездки, в основном, по работе, поэтому выбор места пребывания связан с тем, чтобы было проще добираться на рабочие локации. Если бы сами выбирали здесь место для жизни, то хотелось бы чего-то более спокойного, чем Таймс-Сквер. К тому же, дома нет времени ходить по магазинам, а тут раздолье. Приятно, когда узнают, что-то дарят, делают скидки, это как отдельное развлечение. Едем с полным чемоданом пробников в этот раз.

Верка Сердючка в Нью Йорке магазин Apple

Вы работаете над новым альбомом – что там будет, поменяется ли Сердючка снова?

Есть определенная переоценка, взрослею я, взрослеет персонаж. То, что я делал в двадцать лет, я не могу делать в сорок. Она (Сердючка) меняется, меняется ее юмор, это больше уже ирония, она стала более сдержана, точнее по реакциям, и мне такая Сердючка нравится больше. Хотя у многих, к сожалению, еще не выветрился образ проводницы в боа. В новом альбоме будет все другое – и по текстам, и по качеству звука и музыки, будет и клубная музыка с народным, вкусным матом для публики 25+. Материала очень много, и он мне нравится.

Вы также пишете музыку не для массового слушателя, «Весельчаки» и «Беловодье. Тайна затерянной страны», где вы выступили композитором. Какие успехи и планы на этом поприще?

Я боюсь таких формулировок – «композитором». Это был больше опыт. Если бы я сейчас взялся, то, наверное, иначе это сделал. Но мне было важно понять, как это делается. Важно ведь, чтобы музыка не отвлекала от картинки, а иногда и вытягивала ее.  Некоторые сцены мы даже спасли – они стали  более веселыми или драматичными – благодаря музыке. Но сейчас таких предложений мало.

Вы такую музыку пишете только под предложения или есть некий узкий круг допущенных к творчеству другого Данилко?

Такого понятия не существует. Моя музыка – для друзей, они все участники процесса, ведь мы все вместе работаем. Мне все равно нужна Инка (Инна Белоконь, «мама» Сердючки), чтобы послушать и подсказать, и так далее, поэтому все являются участниками процесса. С кем-то работать проще.

Сейчас вы много выступаете в Европе, с чем это связано: ваш приезд в Америку и полное отсутствие концертов в Украине?

Я специально ушел с афишных концертов, и связано это с политикой. Любое слово воспринимается сейчас иначе. Сам персонаж в ситуации, которая сложилась сейчас в политике, не очень уместен. Сердючка – это всегда праздник и позитив, это когда собираешь всех вместе для веселья, поэтому сейчас, когда погибают люди, я никак ее не вижу в афишных концертах.

Верка Сердючка с мамой в Нью Йорке

В связи с этим вопрос, особенно актуальный сейчас: стоит ли артистам, которые являются эталоном для своих поклонников,  выражать личное мнение в отношении конфликта России и Украины, учитывая, что многие потом становятся жертвами этих мнений и действий?

Артист – это человек, который может высказать свое мнение, как и любой другой. Но в отношении себя – я ничего не говорю, потому что надо в этом понимать. Столько сейчас подмен понятий и такие задействованы технологии, что можно обманываться во всем или наоборот. Я понимаю только, что у людей трагедия и точно не понимаю, как можно было допустить, чтобы такое произошло. Кроме прочего, мое личное мнение ничего не поменяет. Единственная проблема артистов, что любое их слово (так как люди они публичные), так или иначе, станет сплошной манипуляцией и вырванными из контекста фразами. Такие вопросы надо задавать тем людям, которых избиратели выбрали как раз для ответов. Относительно подписантов – многие из них заложники, которые отвечают за людей и коллективы, и неизвестно, кто и как поступил бы на их месте, имея такую ответственность перед людьми.

Относительно коллектива – ваш «театр Данилко» существует непосредственно при персонаже Сердючке или это актеры, задействованные в других проектах?

Последние полтора года – это Сердючка и бенд, в составе 26 человек. В основном, это, конечно, корпоративы. И я не отношусь к этому, как к халтурному варианту.

Я расстраиваюсь, если у меня не получается людей «поднять».

Это все-таки персонаж для праздника, свадьбы, юбилея, дня рождения, когда нужно и общение, и юмор, и хороводы, и все должно быть качественно.

Верка Сердючка в Нью Йорке

Насколько вы «однолюб» в работе, есть ли у вас текучка в команде?

Есть люди, которые работают пятнадцать лет, а есть – которые пять. Текучки почти нет, разве только если выбирают личную жизнь, ведь график сумасшедший. Вот сейчас ушла девочка, которая проработала десять лет и нашла на гастролях жениха, вышла замуж и уехала в Германию. Очень рад за нее.

Вы практически с самого начала работаете с одним продюсером, Юрием Никитиным, – сложно ли сохранить нормальные отношения в шоу-бизнесе?

Все организационные вопросы берет на себя Юра, я вообще не знаю, как и где продаются билеты, к примеру. Каждый занимается своим делом, мы – репертуаром, а он делает колоссальную работу, чтобы нам было где его презентовать.

Вокруг вашего имени много противоречивой информации об эмиграции, куда собрались?

Это невыносимо, сколько всяких глупостей пишут. Я давал интервью во время гастролей в Германии, оттуда накромсали фраз и сделали сюжет о моем переезде. Я смотрел этот сюжет на одном из российских каналов и сам поражался, как легко это делается, и как люди всему верят. Очень правдоподобно все монтируется. Смешно, когда даже знакомые пишут сообщения: «ну как ты в Германии, а не скучаешь ли по Крещатику?». Что я могу ответить, если я в этот самый момент на Крещатике, только картошку пожарил. Бегать же не будешь по всем и рассказывать, что это не так.  В ложь легко поверить, а вот с концертами иногда другая беда – не верят, что это мы будем выступать. Но я хотел бы посмотреть на этого двойника, который будет возить за собой 26 человек на гастрольные туры. Много лжи вокруг, и как с этим бороться, непонятно, люди теряются во лжи и тонут в ней.

Появилась ли у вас толстокожесть в отношении подобных материалов или это все еще задевает?

Я всегда очень расстраиваюсь. Хотя раньше было больнее. Но я стараюсь не читать этого и не смотреть. Мы не были проектом, который придумали или взяли и раскрутили, мы вышли из народа, такая вот художественная самодеятельность, которая развивалась. Нам люди поверили, когда нам было по семнадцать лет. И продолжают верить не первое десятилетие.

Андрей Данилко с Инной Белоконь в Нью Йорке

Что нового написали в Америке?

Мы тут с Инкой ржем все время, у нас рты болят. Мы же общаемся на улицах. Сегодня придумали монолог охранника в Саксе и как русские выбирают футболку там, думая, что продавцы не понимают по-русски, и таких ситуаций очень много. Запах навоза в Централ-парке, к примеру. Все это будет тут очень понятно и воспринято. Ну и придумать такое можно только находясь тут, не придумаешь такого дома или в киевской студии.

Андрей Данилко с Инной Белоконь в Нью Йорке

Почему концерт может не состояться?

Моя проблема. Случаются ситуации и периоды, когда ты не работаешь точно, и которые нельзя объяснить. И мне бывало стыдно, и я понимал, что лучше не поехать на концерт, – и люди это понимают.

Как восстанавливаться после “выжимания” на концерте?

Может это возрастное, но у меня безумная тоска по прошлому. Я очень люблю старые фильмы. К примеру “Следствие ведут знатоки”, определенный период, год эдак 1975. Как люди играют, как одеты, говорят. Это все мое детство, когда ничего не было, когда колотили гоголь-моголь, не имея ни собственной кухни, ни туалета. Но было ощущение счастья.

Денег нет, но ты идешь и зарабатываешь, снимаешь фольгу с бутылок от шампанского и сдаешь их, как самые дорогие.

Все время выживаешь. И я благодарен маме, что она научила меня самостоятельности. И у Инки такое же чувство, поэтому мы сегодня так смеялись и нам было так хорошо, потому что у нас юмор к жизни одинаковый.

Источник: www.forumdaily.com

Вы зачастили в Нью-Йорк. Слава «Шпионки» не отпускает?

Мы старались никому об этом не рассказывать, так как роль в фильме эпизодическая. Уверены были, что, сообщив, столкнемся с критикой именно этого момента, – мол, слишком много внимания, а ведь там всего несколько секунд. Но новость разошлась, и увидевшие фильм были приятно удивлены тем, что в абсолютно американском фильме вдруг столкнулось два мира: типично экранный – с известными по американским фильмам актерами, и такой понятный и родной – с Сердючкой, пусть и в эпизоде.

Как досталась роль?

Мы были очень удивлены, что нас пригласили. Это ведь роль – камео – приглашенной звезды, когда играешь самого себя. Когда поступило предложение, я поинтересовался только, где проходят съемки и заплатят ли нам за это? Мы даже не знали, о чем фильм. На решение повлияло то, что съемки проходят в Будапеште, где мы с Инкой (Инна Белоконь, играет роль мамы Верки Сердючки, вне сцены Инну и Андрея связывает давняя дружба, еще со времен полтавского училища) никогда не были, и что там есть отличные пивные, которые хоть раз в жизни стоило бы посетить.

Вы снимались в мюзиклах в России и Украине. В чем отличие съемок с голливудскими знаменитостями первой величины?

Это было два сьемочных дня, все прошло легко и спокойно. Меня поразил подход: есть задача, нет проволочек – никто не забудет вставить лампочки, как у нас, или заправить аккумулятор. Съемки продолжаются до семи вечера, чтобы актер имел возможность выспаться, отдохнуть и свежим приступить к съемкам на следующий день. У нас обычно все с ног на голову: для начала тебя как следует вымотают, а к шести утра начнут снимать крупные планы. Под нас, кстати, немного переписали и расширили эпизод, да и мы привнесли немного своих идей. Все, что происходило –  абсолютно моя рабочая ситуация и мой подход. Плюс в пивную сходили, так что воспоминания шикарные.

_PT65926

Верка Сердючка с «мамой». Фото: Павел Терехов

Как прошла премьера, пообщались ли со звездными коллегами? Возможно, получили новые предложения?

Старался не перетягивать внимание: к нам ведь, по понятным причинам, все бегут за фото и комментариями – все блестит, как тут удержаться. По отношению к другим это не очень корректно, поэтому мы стараемся всегда прийти, сделать пару фотографий и удалиться. Но мне очень понравилось, что они правильно восприняли Сердючку, что это не сало и цибуля или сиськи и колготки. Им интересен персонаж, который за двадцать лет, конечно, очень изменился.

Развитие персонажа шло с зачуханной проводницы-жлобихи – к артистке, певице со своим шоу, потом “Евровидение”, а теперь она голливудская звезда.

Если бы она стала мировой звездой, это было бы именно то, что нужно.

496x323_0_bbdc6421a1ecebbff096bcd523e414b4@496x323_0xd42ee430_5252605501433519357

Верка Сердючка и Джейсон Стэтхэм на премьере фильма «Шпионка» в Нью-Йорке. Фото: enteron.net

Нынешний приезд – это промо-тур перед гастрольным туром по Америке?

Это рабочая поездка и встречи с теми людьми, которые заинтересованы в новых проектах с нами. Присматривались друг к другу, у кого какие планы и что мы можем делать вместе.

То есть это не разговоры о выступлениях на Брайтоне, а возможные коллаборации с американцами?

Я бы не придавал негативного оттенка Брайтону, но это были другие встречи. Я приехал, чтобы понять, как они воспринимают Сердючку и ее маму.

И, конечно, им абсолютно понятны оба персонажа. Тут есть и драма несложившейся личной жизни у обеих, и оптимистичный настрой на то, что все наладится. Сердючка – это мультик, и он им понятен.

Сердючка и мама, как Винни-Пух и Пятачок, один придумывает какую-то **рню, а другой за ним ходит.

_PT65761

Верка Сердючка с «мамой» в центре Нью-Йорка Фото: Павел Терехов

Вы думаете, людям с западным менталитетом понятна такая история?

Если бы она была им непонятна, они не пригласили бы нас в фильм «Шпионка», тут есть абсолютно четкое восприятие этой звезды на голове у персонажа, которого я играю. Верка играет эту звезду, и ею становится по иронии судьбы. Даже публика, которая была на массовке в Будапеште, завелась с полоборота, все подпевали. Сердючка – это очень понятно всем, вне зависимости от менталитета, как мне кажется.

В Нью-Йорке вы были на показах на неделе моды.  Это — часть пиара для продвижения персонажа?

У нас нет никакого пиара, все происходит само собой. Есть много домыслов и людей, которые пишут от нас обращения к нации или взывают из социальных сетей, где меня нет и не было. Есть там, конечно, и много положительного, но

я никогда не понимал постов типа «а ем банан, а вы?».

У меня нет на это времени. Мы были на двух показах не супер-именитых дизайнеров и завязали с этим. Это не мое, не понимаю я в моде. Да и  выглядело это так, как будто двух обезьянок запустили в зал (Сердючку и ее маму), все бежали фотографироваться, кто знает и кто нет. Встали для фотографий, сели, встали, сели…

unnamed

Верка Сердючка с «мамой» на показе во время Недели моды в Нью-Йорке. Фото: пресс-служба Андрея Данилко

В вашу первую поездку в Америку – что запомнилось, что видели? И какой город стал любимым после стольких поездок по Америке за много лет?

Конечно, Нью-Йорк, конечно Манхэттен. Первый приезд был тоже сюда, ровно через месяц после катастрофы с башнями-близнецами. Как только приехали, сразу туда пошли. Еще даже запах гари стоял. Конечно, у всех испортилось настроение на всю поездку.  Ну и, разумеется, любой человек, который попадает в Америку, открывает рот от этих огней, зданий и масштабов.

Какие места обязательно посещаете, приезжая в Нью-Йорк?

Поездки, в основном, по работе, поэтому выбор места пребывания связан с тем, чтобы было проще добираться на рабочие локации. Если бы сами выбирали здесь место для жизни, то хотелось бы чего-то более спокойного, чем Таймс-Сквер. К тому же, дома нет времени ходить по магазинам, а тут раздолье. Приятно, когда узнают, что-то дарят, делают скидки, это как отдельное развлечение.

Едем с полным чемоданом пробников в этот раз.

unnamed-1

Верка Сердючка с «мамой» в магазине Apple. Фото: пресс-служба Андрея Данилко

Вы работаете над новым альбомом – что там будет, поменяется ли Сердючка снова?

Есть определенная переоценка, взрослею я, взрослеет персонаж. То, что я делал в двадцать лет, я не могу делать в сорок. Она (Сердючка) меняется, меняется ее юмор, это больше уже ирония, она стала более сдержана, точнее по реакциям, и мне такая Сердючка нравится больше. Хотя у многих, к сожалению, еще не выветрился образ проводницы в боа. В новом альбоме будет все другое – и по текстам, и по качеству звука и музыки, будет и клубная музыка с народным, вкусным матом для публики 25+. Материала очень много, и он мне нравится.

Вы также пишете музыку не для массового слушателя, «Весельчаки» и «Беловодье. Тайна затерянной страны», где вы выступили композитором. Какие успехи и планы на этом поприще?

Я боюсь таких формулировок – «композитором». Это был больше опыт. Если бы я сейчас взялся, то, наверное, иначе это сделал. Но мне было важно понять, как это делается. Важно ведь, чтобы музыка не отвлекала от картинки, а иногда и вытягивала ее.  Некоторые сцены мы даже спасли – они стали  более веселыми или драматичными – благодаря музыке. Но сейчас таких предложений мало.

Вы такую музыку пишете только под предложения или есть некий узкий круг допущенных к творчеству другого Данилко?

Такого понятия не существует. Моя музыка – для друзей, они все участники процесса, ведь мы все вместе работаем. Мне все равно нужна Инка (Инна Белоконь, «мама» Сердючки), чтобы послушать и подсказать, и так далее, поэтому все являются участниками процесса. С кем-то работать проще.

Сейчас вы много выступаете в Европе, с чем это связано: ваш приезд в Америку и полное отсутствие концертов в Украине?

Я специально ушел с афишных концертов, и связано это с политикой. Любое слово воспринимается сейчас иначе. Сам персонаж в ситуации, которая сложилась сейчас в политике, не очень уместен. Сердючка – это всегда праздник и позитив, это когда собираешь всех вместе для веселья, поэтому сейчас, когда погибают люди, я никак ее не вижу в афишных концертах.

_PT65813

Верка Сердючка с «мамой» в Брайант-парке Фото: Павел Терехов

В связи с этим вопрос, особенно актуальный сейчас: стоит ли артистам, которые являются эталоном для своих поклонников,  выражать личное мнение в отношении конфликта России и Украины, учитывая, что многие потом становятся жертвами этих мнений и действий?

Артист – это человек, который может высказать свое мнение, как и любой другой. Но в отношении себя – я ничего не говорю, потому что надо в этом понимать. Столько сейчас подмен понятий и такие задействованы технологии, что можно обманываться во всем или наоборот. Я понимаю только, что у людей трагедия и точно не понимаю, как можно было допустить, чтобы такое произошло. Кроме прочего, мое личное мнение ничего не поменяет. Единственная проблема артистов, что любое их слово (так как люди они публичные), так или иначе, станет сплошной манипуляцией и вырванными из контекста фразами. Такие вопросы надо задавать тем людям, которых избиратели выбрали как раз для ответов. Относительно подписантов – многие из них заложники, которые отвечают за людей и коллективы, и неизвестно, кто и как поступил бы на их месте, имея такую ответственность перед людьми.

Относительно коллектива – ваш «театр Данилко» существует непосредственно при персонаже Сердючке или это актеры, задействованные в других проектах?

Последние полтора года – это Сердючка и бенд, в составе 26 человек. В основном, это, конечно, корпоративы. И я не отношусь к этому, как к халтурному варианту.

Я расстраиваюсь, если у меня не получается людей «поднять».

Это все-таки персонаж для праздника, свадьбы, юбилея, дня рождения, когда нужно и общение, и юмор, и хороводы, и все должно быть качественно.

_PT65460

Верка Сердючка с «мамой» на Таймс-Сквер Фото: Павел Терехов

Насколько вы «однолюб» в работе, есть ли у вас текучка в команде?

Есть люди, которые работают пятнадцать лет, а есть – которые пять. Текучки почти нет, разве только если выбирают личную жизнь, ведь график сумасшедший. Вот сейчас ушла девочка, которая проработала десять лет и нашла на гастролях жениха, вышла замуж и уехала в Германию. Очень рад за нее.

Вы практически с самого начала работаете с одним продюсером, Юрием Никитиным, – сложно ли сохранить нормальные отношения в шоу-бизнесе?

Все организационные вопросы берет на себя Юра, я вообще не знаю, как и где продаются билеты, к примеру. Каждый занимается своим делом, мы – репертуаром, а он делает колоссальную работу, чтобы нам было где его презентовать.

Вокруг вашего имени много противоречивой информации об эмиграции, куда собрались?

Это невыносимо, сколько всяких глупостей пишут. Я давал интервью во время гастролей в Германии, оттуда накромсали фраз и сделали сюжет о моем переезде. Я смотрел этот сюжет на одном из российских каналов и сам поражался, как легко это делается, и как люди всему верят. Очень правдоподобно все монтируется. Смешно, когда даже знакомые пишут сообщения: «ну как ты в Германии, а не скучаешь ли по Крещатику?». Что я могу ответить, если я в этот самый момент на Крещатике, только картошку пожарил. Бегать же не будешь по всем и рассказывать, что это не так.  В ложь легко поверить, а вот с концертами иногда другая беда – не верят, что это мы будем выступать. Но я хотел бы посмотреть на этого двойника, который будет возить за собой 26 человек на гастрольные туры. Много лжи вокруг, и как с этим бороться, непонятно, люди теряются во лжи и тонут в ней.

Появилась ли у вас толстокожесть в отношении подобных материалов или это все еще задевает?

Я всегда очень расстраиваюсь. Хотя раньше было больнее. Но я стараюсь не читать этого и не смотреть. Мы не были проектом, который придумали или взяли и раскрутили, мы вышли из народа, такая вот художественная самодеятельность, которая развивалась. Нам люди поверили, когда нам было по семнадцать лет. И продолжают верить не первое десятилетие.

uzn_1373836410

Андрей Данилко на гастролях. Фото: uznayvse.ru

Что нового написали в Америке?

Мы тут с Инкой ржем все время, у нас рты болят. Мы же общаемся на улицах. Сегодня придумали монолог охранника в Саксе и как русские выбирают футболку там, думая, что продавцы не понимают по-русски, и таких ситуаций очень много. Запах навоза в Централ-парке, к примеру. Все это будет тут очень понятно и воспринято. Ну и придумать такое можно только находясь тут, не придумаешь такого дома или в киевской студии.

_PT66410

Верка Сердючка с «мамой» в Централ-парке Фото: Павел Терехов

Почему концерт может не состояться?

Моя проблема. Случаются ситуации и периоды, когда ты не работаешь точно, и которые нельзя объяснить. И мне бывало стыдно, и я понимал, что лучше не поехать на концерт, – и люди это понимают.

Как восстанавливаться после “выжимания” на концерте?

Может это возрастное, но у меня безумная тоска по прошлому. Я очень люблю старые фильмы. К примеру “Следствие ведут знатоки”, определенный период, год эдак 1975. Как люди играют, как одеты, говорят. Это все мое детство, когда ничего не было, когда колотили гоголь-моголь, не имея ни собственной кухни, ни туалета. Но было ощущение счастья.

Денег нет, но ты идешь и зарабатываешь, снимаешь фольгу с бутылок от шампанского и сдаешь их, как самые дорогие.

Все время выживаешь. И я благодарен маме, что она научила меня самостоятельности. И у Инки такое же чувство, поэтому мы сегодня так смеялись и нам было так хорошо, потому что у нас юмор к жизни одинаковый.

 

Метки: , , , , , , ,

Фан группа Вконтакте

Полезные ссылки


Официальный сайт: www.serduchka.com
Страница в Facebook: Verka Serduchka.ART
Instagram: @v_serduchka

Внимание: Андрея Данилко нет в соц.сетях! Если Вы находили аккаунты, то это фейки!
Все вышеуказанные аккаунты ведут менеджеры Андрея Данилко.

Наш канал на YouTube